News


Debating the Charter at the Energy Committee of the Russian State Duma
Added on : 07/12/2006
Duma
The Secretary General was invited by the Duma on 6 December 2006 to discuss the Energy Charter and the question of Russian ratification of the Treaty.

The invitation from Mr. Valery Yazev, Chairman of the Duma Committee for Energy, Transport and Telecommunications, provided an important opportunity to exchange views with Russian parliamentarians on the Treaty and its role and implications for the Russian Federation.

While in Moscow, the Secretary General also met with the Russian Minister of Industry and Energy Mr. Victor Khristenko and with the first Deputy Minister of Foreign Affairs Mr. Andrei Denisov to discuss perspectives for cooperation in 2007.

The full text of Mr. Mernier's speech to the Duma is re-printed below (in Russian).

 

'Господин Председатель! Уважаемые господа депутаты!

Благодарю Вас за приглашение выступить на заседании Вашего Комитета и за позицию, что вопросы, связанные с Договором к Энергетической Хартии должны обсуждаться в условиях конструктивного диалога.

1. Возросший интерес к Хартии
В две тысячи шестом году резко повысился интерес к Энергетической Хартии.
В документах Саммита «Группы восьми» в Петербурге её члены заявили, что они «поддерживают принципы Энергетической Хартии и усилия её стран-участниц по укреплению международного сотрудничества в области энергетики».

Это неудивительно. Подписанная в девяносто первом году Хартия – единственный политический документ по вопросам обеспечения энергетической безопасности «восьмерки». Более того, по ряду ключевых вопросов – таких как формирование открытых энергетических рынков, защита инвестиций, энергоэффективность, повышение прозрачности энергетического бизнеса – документы Саммита используют даже те же формулировки, что и Хартия.

Однако у любой медали есть и обратная сторона. Когда в Европе стали всё чаще звучать призывы к России ратифицировать ДЭХ, они нередко приобретали форму ультиматума и игнорировали позицию России.

Эта позиция была высказана Государственной Думой ещё в две тысячи первом году. Она ясна: ратификация зависит от прояснения некоторых ключевых вопросов, в первую очередь – в отношении транзитных положений.

К тому же, Договор стал предметом неверных интерпретаций – и неверных ожиданий – и на Западе, и в России.

В итоге, недавно помощник Президента Ястржембский заявил, что Россия «не ратифицирует документ без изменения формулировок Транзитного Протокола и самой Хартии».

На Конференции по Энергетической Хартии 20 ноября российская делегация призвала к обсуждению проблемы реформирования ДЭХ.

В этой связи мне бы хотелось сделать несколько комментариев.

2. Почему Договор к Хартии в интересах России
Тогда же, 20 ноября, российская делегация подчеркнула, что «ДЭХ сохраняет для России большое значение, будучи единственный на сегодня документ, устанавливающий правила игры в мировом ТЭК».

Я бы отметил – сбалансированные правила игры, так как ДЭХ нацелен на снижение рисков по всей «энергетической цепочке», включая производителей, транзитные страны и потребителей.

Договор устанавливает одобренные всеми участниками правила регулирования инвестиций, торговли, транзита, энергоэффективности и разрешения споров.

В этом заключается его сила и преимущество по отношению к другим международным договорам. ДЭХ объединяет пятьдесят одну страну и таким образом заменяет почти тысячу триста двусторонних инвестиционных договоров.

Договор подтверждает государственный суверенитет и суверенные права в отношении энергетических ресурсов. ДЭХ защищает потоки энергоносителей на основе принципа неприкосновенности контрактов, и в этом смысле защищает систему российских долгосрочных контрактов.

Россия стремится к диверсификации своего энергетического экспорта. На повестке дня – крупнейшие проекты, которые требуют миллиардных инвестиций. В первую очередь – на востоке страны для экспорта на азиатский рынок.

Снижая риски, ДЭХ уменьшает стоимость заёмных средств и сокращает издержки реализации проектов. Снижение издержек особенно важно для проектов на территории России, которые находятся в относительно худших природных условиях.

ДЭХ нацелен на поощрение иностранных инвестиций в энергетику. Поэтому по мере усиления российского бизнеса, Договор – в случае его ратификации Россией – будет всё больше становиться инструментом стимулирования деятельности российских компаний.

Именно поэтому ратификация ДЭХ нужна самой России – для повышения конкурентоспособности российских проектов и компаний.

3. Ратификация ДЭХ: обоснованное беспокойство России
Беспокойство России в отношении Договора должно быть принято во внимание всеми членами ДЭХ. Однако страны Договора должны быть уверены в том, что Россия озвучила все причины, которые препятствуют ратификации.

В две тысячи первом году Дума выделила вопросы, препятствующие ратификации, в том числе:

  • вопросы свободного транзита; и
  • тарифы на транзит и внутреннюю транспортировку.

Именно тогда было высказано – увы, неверное – толкование Договора, которое многократно повторялось на разных уровнях все эти годы.

Даже на самом высоком уровне ошибочно считается, что в ДЭХ и Транзитном Протоколе речь идёт о «свободном допуске к инфраструктуре добычи и транспорта».

3.1. О «свободе транзита»
Понятие «свобода транзита» оппонентами ДЭХ в России понимается буквально, то есть неверно. Никакой «абсолютной» свободы транзита – без ограничений – в принципе быть не может.

В документах Хартии не идёт речь о «свободном доступе к инфраструктуре транспорта». Эти документы регулируют правила доступа к «наличным мощностям» транспортировки.

В проекте Транзитного Протокола согласовано определение «наличных транзитных мощностей». Из них исключены мощности, зарезервированные:

  • под исполнение долгосрочных контрактов,
  • под поставку углеводородов, добытых в будущем из месторождений, лицензии на которые принадлежат собственнику транспортной системы.

Это значит, что если в трубах Газпрома нет свободных «наличных мощностей», так как все они заняты наперёд существующими контрактами на поставку или под будущую добычу самого Газпрома, то никто потеснить Газпром в его трубах не сможет.

3.2. О транзитных тарифах
Несколько слов о том, что Договор якобы предусматривает равенство тарифов на транзит и внутреннюю транспортировку. Ещё две недели назад г-н Ястржембский заявил: «Мы не можем мириться с тем, что тарифы на транзит энергоресурсов для внешних и внутренних потребителей должны быть одинаковыми».

А они и не должны. Озвученная помощником Президента России формула – лишь одна из возможных интерпретаций положений Договора и Протокола.
Сторонником такой её интерпретации является делегация ЕС, ссылаясь на требования своего внутреннего законодательства. Мы хорошо осознаём, какие экономические потери понесёт Россия в этом случае.

Одним из решений по этому вопросу может быть, например, специальное «Понимание», что тарифы не всегда должны быть одинаковыми.

3.3. О Транзитном Протоколе
Двусторонние консультации между Россией и ЕС возобновились два года назад. С тех пор прошло девять встреч экспертов сторон.

По вопросам транзитного характера эксперты смогли найти общий язык.
Разногласия остались по вопросам, где Транзитный Протокол пересекается с проблемами внутреннего устройства ЕС.

Поэтому 20 ноября Конференция по Хартии приняла решение, что Россия и ЕС продолжат – в удобном для них формате – двусторонние консультации по завершению Транзитного Протокола и будут регулярно докладывать Конференции об их ходе.

4. О возможности дальнейшего развития ДЭХ
В одном из документов МИД России сказано: «ДЭХ и связанные с ним документы представляют собой продукт взаимных компромиссов и уступок».

Поэтому Договор обеспечивает «минимальный стандарт» защиты интересов всех его участников. С течением времени стандарт защиты может быть поднят – в соответствии с новыми рисками и вызовами энергетических рынков.

Для этого необходимо, чтобы страна, вносящая предложения о поправках в ДЭХ, сначала подписала и ратифицировала Договор.

Требовать изменения ДЭХ в качестве условия его ратификации Россией – тупиковый путь. Это равносильно требованию к сорока шести странам, которые уже ратифицировали ДЭХ, признать их якобы неправоту.

Боюсь, что этот путь не приведёт к позитивному результату, не улучшит инвестиционный климат России, не окажет поддержки для международной деятельности российских компаний.Договор к Энергетической Хартии повышает конкурентоспособность России на рынке Евразии.

Однако сегодня заявления российских официальных лиц напоминают, скорее, переговорный инструмент для решения двусторонних проблем между Россией и ЕС. Выверенная позиция российской стороны поможет конструктивному диалогу и взаимопониманию стран-членов ДЭХ и успешному завершению процесса ратификации Договора.

Спасибо за Ваше внимание. Я готов ответить на Ваши вопросы.'

 

 Share Facebook


>> back...